Музыка и здоровье

По тихой, старой московской улице шла я как-то и услышала из окна чудесные звуки Шопена. Удивилась. Ведь в этом доме находится Российский научно-исследовательский

Открыв массивные двери, вошла в подъезд, поднялась по лестнице, нашла комнату, откуда доносилась mp3 музыка. Врачебным кабинетом нельзя было назвать это помещение: на стенах — картины, за столами — склоненные головы молодых людей, рисовавших портреты, пейзажи. За фортепиано сидела девушка и играла.

Что это — художественное училище? Нет. Приветливый, импозантный мужчина, подошедший ко мне, отрекомендовался: психотерапевт, заведующий лабораторией Института психологии Российской академии наук, профессор Миланского университета новой медицины и МГУ имени Ломоносова Владимир Леонидович Райков.

Снова удивилась я, узнав в нём актера, который создал образ министра Хвостова в известном кинофильме “Агония”. В.Л.Райков — многогранных способностей человек: доктор, философ, поэт, киноактер.

Здесь, в лаборатории медицинского центра, он восстанавливает здоровье пациентам, страдающим неврозами и другими заболеваниями. «Чрезмерное увлечение дискотеками, шумной поп-музыкой, компьютерами перегружает, а порой разрушает психику человека, особенно молодого организма, — говорил профессор. — Люди приходят сюда, рисуют, слушают классическую музыку, приобщаются к высокой культуре”.

«Осознание способности творческого разума как высшей формы достижений эволюции Вселенной, — не есть ли одна из благодарных возможностей сохранения и дальнейшего развития человечества, — рассуждал В.Л.Райков. — Говорят, мир спасет красота. Я добавлю, — сказал он: творчество во имя красоты и жизни спасет мир. Велика заслуга в этом поэтов, художников, музыкантов”.

Профессор называет их деятельность “творческой самореализацией”. Человек разумный — это, прежде всего, творец. Создав Разум, Вселенная создала фундамент осознания свободы личности, ощущения своего предназначения. Стремление к творчеству, к высотам, к звездам и определяет термин “творческая самореализация”. Как гласит пословица: per aspera ad astra (через тернии к звёздам). „Этим мы и занимаемся”, — улыбнувшись, заключил нашу беседу профессор Райков.

Он любовно окинул взглядом своих пациентов, прислушался к чарующим звукам шопеновской мелодии и произнес: «Мы помогаем выявить дарованный им природой талант и оздоровить, избавить от того или иного недуга.”
Стремление к прекрасному, к творческой самореализации живет во все времена существования разумного человечества. Великий польский композитор и пианист Фридерик Шопен еще при жизни был признан гениальным. К пяти годам он прекрасно играл несложные пьесы, а в 12 лет уже не уступал лучшим пианистам. С особой одухотворенностью, изяществом исполнял он собственные сочинения: мазурки (их он написал 58), прелюдии, баркароллу, вальсы (их было у него 17); да еще 16 полонезов, 27 этюдов. По воспоминаниям современников, выступления Шопена всегда проходили с огромным успехом.
Медики давно обратили внимание на то, что музыка Шопена, да и не только его, помогает лечить болезни и души людей. В одних произведениях — бравурность и блеск, которые поднимают настроение, в других — нежность, поэтичность, мелодичность; такая музыка успокаивает, умиротворяет, приводит в гармонию чувства.
В числе делегации журналистов я побывала в Германии, в частности, в Веймаре — городе Гёте и Шиллера, в городе Эйзенахе, где родился великий композитор Иоганн Себастьян Бах. Кстати, по удивительной, случайной игре слов, “бах” по-немецки означает “ручей”. И музыка Баха, казалось бы, родившаяся из родничка, вылилась в огромное море, в океан чувств и звуков. Его органные прелюдии, фантазии, токкаты мощным потоком захлестнули, завоевали весь мир. Не забыть мне посещения дома-музея Баха.

Как завороженные смотрели мы на клавесин, которого, возможно, касались руки великого маэстро. В нашей делегации была пианистка. Получив разрешение, она села за старинный инструмент. И зазвучали “редкие аккорды клавесина”, — вспомнились стихи Анны Ахматовой.

Мне предложили, в качестве диктора-комментатора на фоне звучавшей музыки читать небольшой рассказ о жизни и творчестве Баха (перевод с немецкого языка на русский). Нахлынувших чувств моих передать невозможно: почудилось, будто это Он сидит за клавесином, откуда доносилась Его мелодичная пьеса. Звучала музыка, и я рассказывала, как блистательно играл Бах в церкви, в большом концертном зале. Вот он садился за орган.

Таинственно поблескивали трубы разных форм и размеров. Этот необычный, величественный инструмент может издавать разнообразнейшие звуки: и голос флейты, и переливчатый звон колокольцев, и тромбон с его низким тембром. Пальцы Баха касались клавиш. Раздавался первый мощный аккорд, и лилась волшебная музыка с причудливыми вариациями. Его называли повелителем мира звуков, сравнивали с легендарным Орфеем — “создателем божественной музыки, гимнов” Древней Греции.

Leave a reply